верхняя часть страницы

Маленькая клиника, которая может

Updated: May 2, 2023

Авторы: Джессика Стивенс и Сьюзен Мейсон-Боутерс

На момент написания этой статьи в 2005 г. в клинике Sunshine работает более тридцати сотрудников, и она управляет многочисленными программами, охватывающими широкий спектр услуг - от первичной медико-санитарной помощи до поведенческого здоровья, координации помощи и стоматологии, включая спутниковую клинику, расположенную в Виллоу. Но так было не всегда...

Act 1: Our tale begins in 1987, back in the last millennium, in the Upper Susitna Valley, in South Central Alaska. For the folks who lived in the Upper Susitna Valley, there was no local health care for an area the size of Delaware and Maryland. People had to drive between 70 and 80 miles to the nearest hospital if there weren’t too many moose, or too much snow or ice on the roads, and if they could get out of their remote cabins by dog sled, snow machine, or plane. A group of committed folk from the communities of Talkeetna and Trapper Creek decided that enough was enough! Spearheaded by local EMT Gail Saxowsky (who wrote her thesis on how to start a small rural clinic), the State of Alaska was approached and a small Alaska Community Health Facilities (ACHF) grant was obtained to start a “mid-level” clinic. They formed an impromptu board, bought a trailer, and hired a part-time nurse practitioner. The clinic went through a series of part-time clinicians, in varied shapes and sizes. It was open sporadically and struggled continually to make ends meet. The idea was a grand one, but the vision was hard to realize.

Act 2 (written by Jessica Stevens): Act II begins in 1993. The thought of a quiet, little clinic with only a few patients per day sounded mighty attractive to me. As I sat in a second interview with approximately 16 community members, I felt the power of commitment and will from the people in the room. As I accepted the position, I had little idea of what the bank account held or the uphill struggle that stretched ahead of us. The board ran the clinic and oversaw my position. We hired a front office person and opened the clinic full-time. Supplies were limited and outdated, the clinic having been de-funded by the state for the prior six months.

У моего первого пациента в клинике была огромная рана от бензопилы. Облачившись в черный мешок для мусора и надев на ноги полиэтиленовые мешки, я использовал просроченный анестетик, различные моющие растворы и швы, чтобы очистить и зашить рану. Это было только начало. Нам нужно было восстановить клинику и вселить в людей уверенность в том, что она сможет удовлетворить их разнообразные потребности. Клиника стала принимать звонки 24 часа в сутки. Мне, как единственному врачу, приходилось иногда приезжать в клинику по три-четыре раза в день в выходные дни, проезжая в общей сложности до 120 миль в день. Люди стучались ко мне в дверь в любое время суток, и я держал у себя дома небольшой запас лекарств для удовлетворения потребностей заходящих в клинику людей. Мы организовывали специализированные оздоровительные клиники для женщин, детей и мужчин, используя добрую волю и добровольные усилия многих врачей Василлы, Палмера и Анкориджа. Мы просили всех, кого встречали, о предоставлении оборудования, пожертвований, материалов и помощи. Один джентльмен, проезжавший по шоссе Паркс, остановился и спросил, что нам нужно. Он оказался врачом на пенсии из Небраски, который прислал нам по почте старинный аппарат для электрокардиограммы и спирометрию. Мы искали наставников и советчиков везде, где только могли. Вдвоем мы занимались уборкой, выставляли счета, принимали пациентов, разрабатывали бюджеты, боролись со страховыми компаниями и оказывали ветеринарную помощь - и все это в течение одного рабочего дня.

Я родила своего сына в час ночи в конце сентября 1993 г., проработав в клинике чуть более пяти месяцев. В день его рождения в клинике было проведено обследование на грипп около 40 местных старейшин, один пациент впал в анафилактический шок, целый день пациентов и расширенное заседание правления, на котором обсуждался наш финансовый кризис и которое закончилось в 21.20. Через четыре часа он родился дома. (Именно на этом собрании при активной помощи Элейн Тобиас и Рэя Макдональда мы спланировали обед из спагетти, на котором было собрано 10 000 долларов, что позволило клинике сохранить свои двери). В течение первых трех лет мы получили статус сельской медицинской клиники, что позволило нам получать компенсацию по программам Medicaid и Medicare. Мы переехали из большого дорогостоящего здания в крошечный семейный дуплекс. Я видел множество различных проблем, которые, как мне казалось, были не в состоянии решить. Поставщики услуг в Василле устали слушать о наших нуждах и постоянно напоминали нам, что не существует ресурсов для помощи тем, кто живет "севернее Василлы". В 1996 г., после того как в душе у нас промелькнула мысль, наша заявка на участие в федеральном финансировании Rural Health Outreach оказалась успешной. Были разработаны соглашения о сотрудничестве, которые позволили нам оказывать крайне необходимые дополнительные услуги.

And so begins Act 3: In 1996 seven additional people were hired, and partnerships were entered into with several “lower valley” organizations. Behavioral health services and outpatient drug and alcohol treatment were offered for the first time. A second primary care clinician was added (to save my life), a family advocate (to work with families experiencing violence in their lives), and a family support worker to offer support to new parents and their babies. We worked hard to consolidate this consortium, components of which are still in existence today.

В 1999 г. клиника Sunshine получила два крупных федеральных гранта, что, наконец, спустя 12 лет позволило нам осуществить первоначальную мечту первого совета директоров. Мы стали общественным медицинским центром по разделу 330. Наконец-то мы получили оперативное финансирование, чтобы стать тем, кем мы всегда были, - общественным медицинским центром, но без денег! Кроме того, мы получили финансирование на развитие сети с больницами и другими организациями, оказывающими первичную медицинскую помощь в сельской местности, под названием Susitna Rural Health Services. Благодаря этому прогрессивному партнерству мы смогли наконец-то ввести должность исполнительного директора, увеличить число врачей, а также создать программу координации помощи и оказания медицинской помощи на дому.

Act 4: In the fall of 2000, at the annual strategic planning meeting, the board and management staff concurred that the most critical challenge for the organization at that time was the need for a new facility. By that time, the “duplex” clinic had 4 exam rooms, including one converted closet, and X-Rays were being developed and viewed in the staff restroom. Staff was crammed 3 and 4 into an office, the lab was co-located in the kitchen, and the garage had been converted into offices and a conference room. So we undertook a major capital campaign to raise funds for a new building.

В самом начале нашей кампании по сбору средств мы получили грант от компании Providence Health Systems of Alaska на поддержку проектирования нового здания. Вскоре после этого мы получили грант на планирование от Комиссии Денали. Благодаря этим двум грантам мы привлекли фирму по управлению проектами и проектную фирму. В сентябре 2001 г. мы получили грант на развитие сельских районов от Министерства сельского хозяйства США в размере 2,5 млн. долл. Благодаря этому гранту мы достигли цели привлечения 3,5 млн. долл. В марте 2003 г. мы заключили контракт на строительство с компанией Wolverine Supply, Inc. и приступили к строительству новой клиники. Строительство было завершено в декабре 2003 г. в соответствии с бюджетом и графиком, и в январе 2004 г. мы переехали в новое здание площадью 12 000 кв. футов. Церемония открытия состоялась в феврале 2004 г. и вызвала огромный отклик у жителей всего штата.

Вернемся немного назад, в 2001 г., когда к нашему правлению и руководству обратилась Карен Пирсон, директор Отдела общественного здравоохранения штата, с просьбой рассмотреть возможность подачи клиники на получение федерального гранта на расширение деятельности ОЦЗ с целью распространения наших услуг на другие населенные пункты. Эта возможность была предусмотрена президентской инициативой по расширению деятельности общественных медицинских центров по всей стране и "Аляскинской инициативой" сенатора Стивенса по расширению деятельности медицинских центров на Аляске. Совет директоров согласился подать заявку на расширение финансирования, и в 2001 г. клиника получила грант на расширение услуг с помощью передвижной клиники в Уиллоу и Траппер-Крик. В рамках этого гранта мы впервые смогли принять на работу врача семейной практики. В течение двух лет мы предоставляли услуги мобильной клиники в обоих населенных пунктах. Мы пришли к выводу, что передвижная клиника на Аляске не является практичным способом оказания первичной медицинской помощи. В 2003 году мы отказались от услуг мобильной клиники и открыли стационарную клинику в Уиллоу. В годы реализации "Аляскинской инициативы" мы также подали заявку и получили финансирование на расширение услуг по охране психического здоровья и стоматологии.

На момент написания этой статьи, размышляя о прошлом "маленькой клиники, которая могла", можно сказать, что этот путь был долгим и пройден с помощью бесчисленного количества невероятно преданных своему делу людей. Мы стремимся стать образцовой сельской клиникой, предлагающей такой подход к оказанию медицинской помощи, который учитывает и объединяет физическое, эмоциональное и духовное здоровье, а конечной целью является создание более здорового общества. Нам кажется, что мы уже сделали немало шагов в этом направлении. Мы считаем, что для того, чтобы понять, куда мы идем, нам необходимо понять, откуда мы пришли.

Jessica Stevens PA-C , Medical Director (1993 – 2006) Susan Mason-Bouterse, Executive Director ( 2000 – 2005)


Общественный медицинский центр "Солнечный свет

1-907-376-2273 (ЗАБОТА)

576 views

Последние сообщения

Смотреть все

コメント


внизу страницы